Иранские БПЛА. Чем они интересны, что умеют и могут ли помочь России в проблемах с ударными дронами и дронами-камикадзе

Версия с покупкой или передачей иранских боевых дронов для нужд Российской Армии была озвучена на днях помощником президента США по национальной безопасности Джейком Салливаном, в канун визита его босса на Ближний Восток и моментально вызвала небывалый ажиотаж в различных военных изданиях как Запада, так и Востока. Сам факт того, что Россия, которая крайне редко покупает оружие за границей и сама является его крупнейшим продавцом на этом специфическом рынке у кого-то что-то приобретает, привносил в это дело налёт скандальной сенсационности. Как же так? Ведь мы способны производить всю линейку современных самолётов, а с боевыми БПЛА выходит какая-то странная заминка.

Что касается заявления Джейка Салливана, типичной говорящей головы из когорты Демократической партии США, то сами по себе его слова мало что значат. Соединённые Штаты ведут информационную войну против обоих государств, и России, и Ирана, и такие вбросы зачастую оказываются обычными пустышками. Тот же Салливан нынешней весной говорил нечто подобное о связях России и Китая, но никакими боевыми китайскими БПЛА арсенал Российской Армии так в итоге и не пополнился, если не считать Мавиков и прочих небольших квадрокоптеров, закупаемых частным порядком. Но даже если его слова имеют под собой некие основания, то применительно к нынешней ситуации, это, скорее, позитивная новость. О том, что у России есть проблемы с боевыми дронами, теперь уже никакой не секрет, об этом говорится на самом высоком уровне. При том, что у нас существуют работающие проекты БПЛА на любой вкус, мы, очевидно, заметно опоздали с их внедрением и теперь пожинаем плоды пренебрежительного отношения к этим «моделькам». Они действительно оказались весьма нелишними в современных войнах и региональных конфликтах. Поэтому здесь лучше поступиться гордыней и закупить необходимые аппараты там, где их производство давно поставлено на поток.

Иранцы не производят «стелс»-истребители и атомные подводные лодки 4-го поколения, но зато постоянно и целенаправленно работают с ударными и разведывательными БПЛА уже полтора десятка лет. И, судя по информации, приходящей с Ближнего Востока, достигли в этом деле немалых успехов, несмотря на устроенный им со стороны США и ЕС крайне жесткий санкционный режим. Другой вопрос, могут ли они предложить нам то, в чем наши вооруженные силы действительно остро нуждаются. Итак, немного об иранских боевых БПЛА.

Самым эффективным и опасным на сегодняшний день западные эксперты считают иранский боевой дрон Shahed 129, государственного концерна Shahed Aviation Industries. Они же называют его удачным гибридом конструкций сразу двух самых раскрученных марок БПЛА — израильского Hermes 450 и американского MQ-1 Predator. Этот восьмиметровый дрон, собранный из композитных материалов, способен нести до 400 кг боевой нагрузки на дальность до 1700 км и патрулировать заданные квадраты в течении 24 часов. Его основное оружие — 35 кг управляемая бомба Sadid-345, может поражать живую силу и лёгкую бронетехнику. По уверениям производителя, один такой беспилотник несёт до 8 высокоточных боеприпасов. Эксперты сообщают о разработке для него ракеты, напоминающей израильский Spike-ER, но её эффективность ставится под сомнение. Дрон производится с 2013 года и имеет солидный боевой опыт. Это более 400 боевых вылетов в Сирии, для поддержки проиранских «прокси» и шиитской милиции. Те его работу хвалят, а ведущие западные знатоки БПЛА сквозь зубы признают, что большинство заявленных характеристик соответствуют действительности и называют Шахед-129 «дроном, отвечающим реалиям современных боевых действий средней интенсивности». Ближайшим российским аналогом является БПЛА «Орион» компании «Кронштадт».

Читайте также  В 2023 году некоторых россиян ждет повышенный налог на доходы

Ещё одной перспективной разработкой, которую особо отмечают авиационные эксперты, стал Saegheh («Удар Молнии» (перс.). Его разработка связана с известным скандалом — захватом стражами исламской революции (КСИР) управления сверхсекретным и сверхзащищенным американским БПЛА Lockheed Martin RQ-170 Sentinel в декабре 2011 года. В 2016 году иранцы представили свою версию и с тех пор производят его серийно (произведено около 30 штук). «Саегех» сравнительно тихоходен, (чуть более 100 кмч) и несет небольшую боевую нагрузку (50 кг). Его главная фишка — «стелс»-качества, благодаря которым он может «подкрадываться» к системам ПВО и поражать их парой управляемых противотанковых ракет Sadid-1, упрятанных внутрь планера. Его иногда сравнивают с перспективным российским «Охотник» С-70, но это летательные аппараты совершенно разных классов.

И завершает нашу подборку самый массовый ударно-разведывательный БПЛА Ирана Qods Mohajer-6. По возможностям он мало чем отличается от российского «Форпост-Р». Имеет взлетную массу до 600 кг, дальность 200 км и скорость около 200 кмч. Способен нести 2 бомбы или две противотанковые управляемые ракеты. Иран активно применял их против радикальных группировок курдов-сепаратистов, но каких-то громких успехов за ним не замечено. Помимо этого, Иран имеет большое количество разномастных дронов-разведчиков и барражирующих боеприпасов, о которых мы расскажем в одном из следующих материалов.

Как мы видим, ничего принципиально нового, или того, что ещё не исполнено в России «в металле» Иран не имеет. Единственное его преимущество, это налаженные производственные линии. И если с их помощью, и относительно недорого, можно закрыть сиюминутный дефицит отечественных ударных БПЛА, то грех этим не воспользоваться. Но речь опять лишь о гипотетической возможности. Так что вернее всего было бы рассчитывать на свои «Орионы», «Альтиусы» и «Орланы», а не надеяться на чужое «вундерваффе».

Источник
Источник: u74.ru

Health Finity